Часто задаваемые вопросы Войти  |  Регистрация
Новости
Когда российская пропаганда «сходит с ума» по Кинзмараули и хачапури
18 Август, 2017

После того, как Грузия получила либерализацию виз, в грузинском обществе, в том числе в узких экспертно-аналитических кругах еще больше обострился дискурс о том, что сближение Грузии с Евросоюзом (в конечном итоге — членство) содержит гораздо меньше угрозы для национальных интересов России, чем желание Грузии вступить в НАТО.

Как правило, основным ведущим аргументом этого дискурса и раньше была, а сейчас еще острее является жесткая и декларированная политика России. Главное послание приверженцев данной позиции на этом пути звучит примерно так — «больше НАТО в Грузии означает еще одну войну с Россией».

С большой вероятностью, несмотря на уважение к представителям т.н. экспертных и аналитических кругов, данное мнение достаточно наивное и ошибочное. Сближение Грузии с Евросоюзом в любом формате представляет серьезную головную боль для Москвы.

Интенсификация отношений с Евросоюзом все более отдаляет Тбилиси и Москву, создает для Кремля реальную возможность, и угрозу исчезновения таких ложных и пропагандистских конструкций, как: былое величие грузин в «союзе», старшего и младшего брата, без альтернативности Москвы на пути экономического возрождения, единоверия, и других тем. На этом пути безвизовое передвижение в Евросоюзе для населения Грузии еще больше увеличивает возможность эффективного предложения другой, альтернативной реальности — реальности, которая должна стать основанием для сравнения и оценки, а также формирования новой системы ценностей.

Сегодня уже никто не спорит, что в РФ думают о Грузии, как о сфере их легитимных интересов, которая должна вернуться к российскому политическому фарватеру. Эту российскую позицию еще больше закаляют, и периодически питают российские уродливые, и безосновательные чувства-ощущения по отношению к грузинам, которые будто бы «предали» Москву. Исходя из микса прагматически-психологических соображений, в России думают, что пример Грузии не должен стать для других успешным и привлекательным примером ухода Грузии из т.н. «сферы влияния» России, в особенности для Северного Кавказа и Армении. Следовательно, любое препятствие и инструмент, который все более жестко сожжет мосты между Москвой и Тбилиси, в Кремле будет восприниматься как дополнительная угроза. Соответственно, либерализацию виз следует относить к факторам именно такого рода.

Следовательно, предметом наших интересов и особого наблюдения, естественно, должна быть динамика отношений России и Евросоюза, и предположительные импликации для Грузии. Тем более, когда этот европейский проект, начатый в 1950 годы, сегодня стоит перед величайшим кризисом, например, в виде брекзит и выборов, запланированных в разных странах Европы.

Российский коррупционный и авторитарный режим, масштабы российской информационной и кибер войны в Евросоюзе, и не только в Евросоюзе, отсутствие ясной и адекватной «дорожной карты», необходимой для урегулирования международных конфликтов, международные политические приоритеты нового руководства США, и не особо завидная политическая обстановка в европейском объединении в итоге действительно не создают надежду ясного политического будущего для Грузии. В условиях воцарившейся неопределенности в глобальных международных отношениях правящая политическая элита Российской Федерации активно старается доказать, что не приветствует ни одно, никакого рода или содержания объединение/ расширение/ приближение вблизи от ее границ. Достаточно высока вероятность, что любой шаг, который принесет Грузии ощутимые результаты на пути евроинтеграции, будет приостановлен с примерной жестокостью. В этом свете любопытно последнее заявление Владимира Путина: Россия обратится к военным действиям, если Швеция вступит в НАТО.

Военной инфраструктуры, устроенной на оккупированных территориях Грузии, по заявлению экспертов, достаточно, и она налажена в той форме, которая дает возможность автономно выполнить ту или иную боевую задачу. Однако в России знают, что в случае отлаженной системы обороны противника с учетом единства военных, политических, и экономических факторов, вооруженный конфликт с Грузией не будет «прогулкой». Таким образом, думать о том, что Москва будет довольствоваться этой данностью, было бы неправильно.

Кроме того, восприятие Грузии с российской стороны как барьера для естественной и беспрепятственной российско-армянской коммуникации вовсе не относится к виртуальной категории мнений. В Кремле действительно не отказались бы от нового альтернативного и стратегического коммуникационного союза Россия-Армения и ниже, Ближний Восток, где Грузия уже не будет «проблематичным звеном».

Кроме того «успешная Грузия», граждане которой сегодня уже «за 37 евро» и без визы ездят в страны Европы, не должна стать примером подражания для Армении. Таким образом, мысли о создании позитивной повестки дня с Россией больше похожи на наивность.

Пока, с 2012 года, политика регулирования отношений правительства Грузии с Россией не дает Кремлю основание вновь окрестить нас на международной арене «некомпетентным суверенитетом», и думать об откровенной военной агрессии. Однако это вовсе не означает, что в двухсторонних отношениях, и за кулисами международной политики российская дипломатическая машина прекратила борьбу с позиционированием Грузии, как государством с резко западной политической ориентацией. Трудновообразимо, чтобы в Москве отказались от окончательного урегулирования «проблемы Грузии».

Поверхностный анализ российско-грузинских отношений предлагает Кремлю «хороший урок». На опыте 200-летних отношений с Грузией они знают, что занятие территорий (оккупация), априори не означает окончательную победу. Поэтому в Кремле осознают, что прежде чем применять грубую силу, жизненно важно для сохранения занятой территории оккупировать «сердца и душу» населения (To Win Hearts and Minds). С какими другими целями можно увязать устройство пропагандистской инфраструктуры в Грузии?! На этом пути любопытна информация, распространившаяся в последние дни о том, что количество противников вступления в НАТО увеличивается.

Какие преимущества остаются у российской пропагандистской машины в Грузии?

Противостояния на этнической почве — хроники Батуми 11-12 марта текущего года наводят на мысль, что в случае провоцирования противостояния на этнической почве общество может не оказаться на должной высоте. Несмотря на то, что в отличие от восточноевропейских стран в Грузии в частности нет русскоязычного населения, Москва с большой вероятностью еще долго не будет изымать из своего плана действия компонент провоцирования конфликтов на этнической почве.

Экономика — незавидное социальное и экономическое положение Грузии является самой благоприятной опорой для Москвы. На фоне упрямого и громкого декларирования западного курса с нашей стороны, для нее легче всего коммуникация с обществом о низких экономических показателях страны. На этом пути Кремль непременно найдет тесную связь между западной политической ориентацией и «пустыми карманами» грузин.

В этом разрезе к счастью для нас следует сказать, что ностальгические настроения по Советскому Союзу, оставшиеся в нашем обществе, не имеют ничего общего с ценностями (Velue). Переживания по «прошлому величию» в большей мере связаны с ухудшением экономического положения, которое сегодня российская пропаганда умело использует. С большой вероятностью в большей степени мы имеем дело с отношениями (Attitudes) и правилами поведения (Behavior) , которые в отличии от ценностей, гораздо легче меняются в результате разумной политики.

В каком случае может победить российская пропаганда?

Вероятно, в том случае, если Кремль сможет эти оставшиеся отношения и поведения трансформировать в ценности. Тем самым было бы еще сложнее убедить грузинское общество в том, что «сила в Европе». На этом пути следует своевременно осмыслить стратегические коммуникации, как важнейший компонент обеспечения национальной безопасности.

А до того попытку Тбилиси, наладить отношения с Москвой, можно смело сформулировать как «одностороннюю коммуникацию». В реальности у России по отношению Грузии ни сегодня, ни на каком-либо другом этапе истории не было позитивной повестки дня. В отношениях с Тбилиси «центр» ни когда-либо, ни сегодня не предает имперское высокомерие.

В двухсторонних отношениях для Москвы не существует «интерес партнера», то есть Тбилиси. Известно одно из последних заявлений Сергея Лаврова о Грузии, когда он назвал Грузию уязвимым государством для международного терроризма. По его словам из-за угроз, исходящих из Грузии, вопрос задействования безвизового режима с Россией является сложно решаемым. Таких заявлений более чем достаточно, чтобы понимать, что этот призрачный «мир», достигнутый в результате регулирования отношений, в любой момент может измениться на активную и откровенную информационную политику дискредитации Грузии на международной арене.

Более того, это заявление еще раз наталкивает на мысль, что у Москвы никогда не будет желания изменить политику отношений с соседями. Политика «кнута и пряника» – это то, что лучше всего получается в Кремле, и здесь «кнут» является наиболее близким инструментом для российского политического истеблишмента. Они просто не могут иначе, у этой страны просто нет демократического опыта или/и истории традиции межгосударственных отношений (тем более с соседями).

И наконец, политика нормализации отношений грузинской власти с Россией после 2012 года будет оформлена как успех только после того, если Грузия сумеет разумно использовать период мирного сосуществования. Единственной стратегической целью продления мира должно стать максимальное усиление грузинских демократических институтов, экономики, и обороноспособности.

Георгий Молодини, Центр стратегических коммуникаций — Грузия

kavkasia.net


© 2011-2017, TRAVEL IN GEORGIA.